Застенчивая прелесть пастели

Выставка Елены Утенковой-Тихоновой в галерее «Манеж»

Ада Горбачёва
Независимая газета
23. 06. 1999 №111

Елена Утенкова-Тихонова, кажется, меньше всего озабочена тем, чтобы заставить зрителя ломать голову над смыслом ее работ. На первый взгляд они просты – проще некуда. Это главным образом интерьеры Кусковского дворца, иногда пейзажи. В Кускове, да и других дворцах все бывали, на интерьеры смотрели. Но видели ли их?
Выставка называется «Окно в парк». Это в сущности окно в мир, который был прекрасен и прекрасность которого не утрачена. Если что и утрачено, так это наша способность увидеть. Увидеть простую красоту или, если угодно, красоту простоты. Утенкова это видит. Ее интерьеры и пейзажи удивительно живые. «Весна в Кусково» – просыпающиеся, расправляющие ветви, как будто потягивающиеся деревья, ощущение еще холодной воды. Сфинкс и лев перед дворцом – не скучные парковые скульптуры, а связанные между собой какими-то отношениями существа, и кажется, что лев растроганно прислушивается к звукам, льющимся из раскрытого рта сфинкса. И все эти «Красные комнаты», «Зеленые комнаты» – не музейные залы, а жилища людей, которые здесь любили, страдали, смотрели в эти окна, как можем сегодня смотреть и мы, как можем и мы любить и страдать. Они располагали теми же пятью чувствами (некоторые еще и шестым), их ждал тот же неизбежный конец. В общем, они мало от нас отличались. Разве что позволяли себе чувствовать глубже. Нет, наверно, все-таки отличались, потому что увидены глазами нашей современницы.
А современница эта очень своеобразная. Художница живет как будто в монастыре собственного духа, мимо злобы дня, выносит ее за скобки бытия. И умеет находить радость и изображать эту радость в вещах, существовавших от века, самых простых. Одна из лучших работ, давшая название всей выставке, – «Окно в парк». Тоже все много раз виденное каждым: снежный пейзаж, солнечные блики, искрящееся изморозью окно, зимний букетик на подоконнике, а впечатление волшебства. Как это достигается? Впрочем, пытаться описать словами произведение искусства – бессмысленная затея. Можно только увидеть.

Елена Утенкова свободно владеет мастерством. Она несомненно работает в рамках традиции, и это сознательно выбранный путь. Никакой позы, ни капли претенциозности. Ее предшественники легко прочитываются – Лансере, Бенуа, Борисов-Мусатов. Но кто сказал, что традиция – это плохо? Традиция – не эпигонство. Молодая художница видит мир по-своему. В ее картинах нет ностальгии по утраченной прекрасной старой России, ностальгии, которая ощущается в интерьерах дворцов и старинных домов, написанных таким замечательным мастером, как Илларион Голицын. Да и откуда взяться ностальгии у обыкновенной московской девочки, совсем не княжны? Для нее парк и дворец живут сегодня.

Главная идея двадцатого века – поиск небывалого. В результате – нашли небывалое злодейство. Может быть, не случайно на исходе этого жестокого века возникло стремление вернуться на путь, с которого искусство сошло сто лет назад, – к поискам прекрасного, того, что было, и того, что еще есть. Человек не может вырваться за пределы очерченного ему мира, какие бы ужимки и прыжки он ни совершал. Но может попытаться проникнуть в его бездонную глубину. Одна из таких попыток – пастели Елены Утенковой –Тихоновой.